Главная » 2019 » Июнь » 14 » Из дневника Александры Илларионовны ЛЮБОВИЧ за апрель 1999 года
16:53
Из дневника Александры Илларионовны ЛЮБОВИЧ за апрель 1999 года

Когда ты будешь стареньким,

возьми свои очки,

и вместе со своей бабушкой

прочти мои стишки

(вернее, прозу)

 

Пока моя память еще не совсем подводит меня, мне хочется запечатлеть на бумаге самые заметные события моей жизни.

1936 год – заканчиваю 7 класс 11 средней школы, успешно сдаю экзамены в машиностроительном техникуме на факультет холодной обработки металлов резанием. Вот я и студентка.

1937 год – столетие со дня гибели А.С.Пушкина. В техникуме проводится фестиваль художественной самодеятельности. Читаю письмо Татьяны к Онегину. Награда книга - собрание сочинений Пушкина. Сохранилась. Хорошая память. Это моя награда в мои 16 лет. Прошли годы (62), листы книги пожелтели, но когда я открываю книгу, меня охватывает волнение, напоминающее молодость. Летом еду к брату Яше в гости в город Днепродзержинск.

Осень 1937 года – я уже студентка второго курса. Новый набор студентов. Поднимаюсь вверх на второй этаж. На двери актового зала прикреплен список волейболистов. Невольно читаю. Первая фамилия – Войкун Веня, училась с ним вместе в школе. Заинтересовалась: авось еще знакомая фамилия встретится, и вдруг – Любович Василий. Такая фамилия мне встретилась впервые. Заинтересовалась – какой он из себя? Познакомились. У Васеньки привычка называть знакомых девочек женой. Заявляю: со мной этот номер не пройдет, категорически запрещаю. А жизнь распорядилась по-другому.

16 сентября 1939 года – я Любович, 58 лет совместной жизни (без нескольких месяцев). Много воды утекло, много пережито. Можно написать несколько томов. Жизнь не баловала.

1940 г. – я заканчиваю техникум. Работаю на заводе «Красная звезда» в ОТК.

1941 г. – Василек защищается и тоже работает инженером в инструментальном цехе. Люди самостоятельные. Время подумать и об увеличении семьи.

И здесь начинаются новые страницы жизни. Война вносит свои коррективы.

Я – секретарь комсомольской организации ОТК, а комсомол всегда впереди. Я в отряде ПВО. Во время воздушной тревоги надо бежать на завод, взбираться на крышу для сбрасывания зажигательных бомб. «Умное» решение, не правда ли? Но прекословить нельзя. А для меня это особенно сложно: ведь я на седьмом месяце беременности. Но бегу каждый раз, правда, сопровождает Василек. Ведь это было в основном в ночное время. Два раза пришлось пережить жужжание и визг бомбы. Люди в войну не то переживали.

1941 - 5 августа оккупация Кировограда – 8 января 1944 освобождение. А клеймо – был в оккупации – преследовало много лет. Не спасали комсомольские заслуги.

Моему дорогому сынуле суждено было родиться в оккупации. Но не это столь важно.

Господи, когда собираюсь запечатлеть на бумаге то, что было в моей жизни – рождение ребенка – в моей памяти всплывают, в первую очередь, те моменты, когда сердце переполнялось радостью, счастьем: я мать, у меня сын. Это дар Божий 7 ноября 1941 г. (надо же, именно седьмого!). Ни врачей, ни больницы. Зато есть опытная акушерка Мария Андреевна. 4 часа утра… Тяжело достается матери рождение первого ребенка. Но это все исчезает в тот миг, когда слышишь первый крик. «А голосистый парень, будет певцом, - говорит Мария Андреевна, - Приличных размеров карапуз, жаль, что нельзя взвесить». Как и все дети, особенно мальчики, первые два месяца болеет. Пригласила детского врача, когда ребенку был месяц.

- Ольга Матвеевна, как вы думаете, сколько моему сыну месяцев.

- Конечно, не меньше двух.

Вот такого богатыря я родила. Долго не могли решить, как назвать. Хлопчик – и все. Наконец-то – Юрий, Юрочка, Юрасик. В святцах есть такое имя. Даже говорят: «Святый Юрку, натягны на кисиль шкурку». Начались заботы, бессонные ночи. Но все это нипочем, когда ты можешь прижать к груди маленькую, родную, дорогую крошечку…

Вот мы уже и сидим… Первые зубки. Игрушек нет. Зато есть в доме журналы, которые Василек выписывал из Германии, какая-то фирма выпускала, не помню. Сложные современные станки. Выписывались они, журналы, из любознательности, интереса для папы не имели. А вот 8-9- месячный Юрасик их активно «читал», только клочья от них оставались. Наверное, знакомство с техникой в столь «юном возрасте» пресытило ребенка, что, став взрослым, интереса к технике он не проявлял. Любила я петь колыбельные песни, когда укладывала спать сыночка. Но посвящение в мир песни произошло позже. 8 января 1944 г. Кировоград был освобожден. Месяца через два (точно не помню) к нам пришел Григорий Никитич с аккордеоном, а с ним еще человек 5-7 советских офицеров. Зазвучал аккордеон, полились песни. Сидит рядом со мной мой Юрочка (ему 2 1/2 года) прижался ко мне. Когда музыка умолкает, он вздыхает и смотрит на меня.

- Нравится, сынок?

- Да – а – а.

Говорить начал рано в 1 год 2 месяца, букву «р» выговаривал сразу.

Работаем с Васей в паровозном депо. Юрочка в яслях, а отсюда корь, дифтерия, скарлатина, смотришь в глазки – а они как глубокое, чистое бездонное море.

Нужда, недостаток… Благо, что бабуся Прасковья Дмитриевна обшивала растущего внука, даже тапочки шила.

Возвращаемся из ясель, сидит женщина, торгующая семечками.

- Мама, купи семечек.

- У меня, сыночек, нет денег.

- А когда будут, купишь?

Не приходилось делать подарки, покупалось самое необходимое!

Судьба забросила нас далеко, очутились на станции Хунгари (от названия реки, что на нанайском наречии значит – быстрая). Железнодорожная ветка Комсомольск – Совгавань. Хунгари – вторая после Комсомольска (первая – Пивань).

Среди тайги два двухэтажных дома для вольнонаемных. Один одноэтажный для отдыха паровозных бригад. В паровозном депо работали заключенные, очутившиеся там после войны (1941 – 1945). Видели мы и пленных японцев. Наблюдали, как они жарят на костре древесных червей и с аппетитом съедают. Тайга, тайга, кругом тайга. Комары, клещи. Ходили в тайгу собирать малину. Было у Василька ружье охотничье. Но то-ли он охотник неважный был, то - ли зверья мало, один раз только принес какую-то пернатую добычу (птичку-невеличку). По карточкам нам выдавали мясо дикой кабарги. Запах отвратительный, когда варится. Заходит Юрочка, закрывает нос и говорит: «Фу, какая гадость». В Хунгари Юрочке исполнилось 5 годочков. На Новый год папа срубил в тайге большую красивую ель метра полтора высотой. Украшали мы ее как могли, вырезками из журналов, ватой. Игрушек опять же нет, но есть кубики с азбукой. Юра быстро усвоил ее. Но так как книжечек для чтения не было он рано начал писать, правда, печатными буквами. Часто писал письма своему братику Алику. Интересно, что союзы и предлоги писал отдельно, не надо было даже подсказывать.

Несмотря на 400-500 морозы в квартире было тепло. Груба устроена оригинально. Хватало у нас прусаков и клопов, «развлекали» они нас прилично.

Я очень скучала по родине, иногда плакала. Наблюдая за мной, Юрочка говорил: «Не плачь, мама. Мы скоро отсюда уедем». Спрашиваю: «Когда?» «В марте месяце», - отвечает. Не берусь утверждать, что он предсказатель, но выехали мы домой 31 марта. Вот как может быть!

Когда уезжали домой, в нашем полку прибыло. Мы везли с собой полуторамесячную таежную курипочку – Лилечку. Так что наша поездка на Дальний Восток была не напрасной. 14 февраля утром просыпается Юрочка, а я ему говорю, что ночью нам из тайги медведь принес маленькую девочку. Поверил ли? Вряд ли. Усмехнулся. Говорю: «Вот теперь у тебя есть маленькая сестра».

Когда вернулись в Кировоград, на вокзале нас встречали бабуся и Женечка, моя сестричка. Бабуся обнимает Юрочку и говорит: «Кузочка ты моя». Он тычет пальчиком на свою сестричку и говорит: «Вот твоя кузочка». Наверное, почувствовал себя взрослым, и такое обращение ему не к лицу. Оказывается, в памяти даже в молодости не все удерживается.

Снимаем квартиру на ул. Литейной, у Односумовых. В ноябре 1948 г. получаем квартиру на улице Мира. Рядом кладбище, детишки шастают, где хотят. Соседи – Придыбайлы, у которых четверо детей.. В одном доме с нами семья, где тоже есть мальчик чуть старше Юры, Жора. Прозвали его лянгой. Это любимая игра мальчишек. С февраля 1948 года работаю в школе №3 в младших классах. Совсем не запомнила событий, связанных с выходом сына – первый раз – в первый класс. Надо было идти в школу на первый звонок. С Юрой ходил папа и бабуся. Отдали в русскую школу №27. Смена учителей-классоводов неблагоприятно сказалась на дисциплине в классе. Перевела к себе в 3 школу в четвертый класс. Школьная кличка Юры – Люба.

В народе есть поговорки:

  1. Хто кого любить, той того гудить.
  2. Люби, як душу, а тряси, як грушу.
  3. З одного битого двох не битих дають, та ніхто не бере.

Нас воспитывали, придерживаясь этих поговорок. Когда росли наши дети мы, тоже прибегали к ним. Часто приходится слышать от детей, что мы были жестокими. Пожалуй, это так и есть. Поздно мы это поняли и уже в воспитании внуков к этому не прибегали. Но, я думаю, наши дети простят нас. Ведь в их воспитании преобладала любовь, желание вывести их в люди. Думаю, это нам удалось. Хорошие у нас дети. В нашем городишке все их знают.

Сыновья Александры Станиславовны разъехались по разным странам: Польша, Болгария, Франция…

Там появились ЛЮБОВИЧИ…

Просмотров: 833 | Добавил: chudnov | Теги: Юрий Любович, кировоград, род Любовичей, история Украины, Александра Любович | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar